?>

Завод «Синары» запустит производство новых скоростных поездов на Урале

СМИ о нас
06 Апр 2020
Источник
Группа «Синара» вошла в перечень системообразующих организаций. Транспортный дивизион компании получит господдержку.

В условиях коронавируса, падения цен на нефть и снижения пассажиропотока «Синара-Транспортные Машины» намерены наращивать производство электропоездов и создавать новые модификации подвижного состава. Об антикризисном плане, будущем транспортного машиностроения в России и новых российских поездах РБК Екатеринбург рассказал генеральный директор СТМ Виктор Леш.

Правительственная комиссия по повышению устойчивости российской экономики утвердила новый перечень системообразующих организаций. В него вошли 646 компаний, в том числе более десятка предприятий Свердловской области. Среди них — Группа «Синара», УГМК, ВСМПО-Ависма, «Уралвагонзавод», «Уральские авиалинии и другие».

Получение статуса системообразующего предприятия означает, что власти будут отслеживать их финансовое состояние в условиях обвала цен на нефть и пандемии коронавируса и оказывать необходимую поддержку. Но это не только дополнительные привилегии, но и большая ответственность, считает генеральный директор холдинга «Синара-Транспортные Машины» (СТМ, машиностроительный холдинг Группы «Синара») Виктор Леш.

«Системообразующие предприятия — тот фундамент, без которого не смогут существовать отрасли. В случае с СТМ и «Уральскими локомотивами» — это железнодорожная и смежные с ней отрасли. Мы четко понимаем, что одно рабочее место на «Уральских локомотивах» дает семь рабочих мест в железнодорожном кластере. Сегодня с деятельностью СТМ связаны около 200 тыс. работников отечественных предприятий смежных отраслей, которые участвуют в поставках узлов и модулей. Во многих регионах, в том числе в Свердловской области, мы действительно системообразующие предприятия, на нас многое держится», — отметил Леш.

В беседе с корреспондентом РБК Екатеринбург Виктор Леш рассказал, как машиностроительный дивизион будет работать и развиваться в условиях пандемии коронавируса, слабеющей нефти и рубля и закрытых границ, о контрактах с «Российскими железными дорогами» и новых производствах.

— Транспортное машиностроение устроено так, что то, что мы проектируем и строим, — поедет через три года, будет признано через пять лет, и будет ездить еще 40 лет. Мы понимаем, что приостановка железнодорожного сообщения — это вынужденная и временная мера. Безусловно, это вносит корректировки в тактические действия, но ни в коем случае не в долгосрочную стратегию. Я уверен, что все вирусы мы победим.


— Есть ли у СТМ какой-то антикризисный план?

— Первый квартал все предприятия СТМ закончили на очень приличном уровне, лучше, чем аналогичный период 2019 года. Да, сначала у наших партнеров и коллег были опасения, что нас затронут кризисные явления, связанные с распространением коронавируса. Но мы все понимаем, что предприятия железнодорожного машиностроения — системообразующие. И заказ РЖД никуда не делся, все контракты нужно выполнять. Компания обеспечена заказами в соответствии с долгосрочной программой развития РЖД. На сегодняшний день ее коррекции не предусмотрено.

У нас есть программа развития проекта «городская электричка». Мы начнем соединять скоростным пассажирским железнодорожным сообщением города Западной Сибири. Первый участок — Новосибирск — Барнаул. Тот факт, что «Ласточка» появится за Уралом, — это очень хорошо. Северо-Запад, Московский транспортный узел, Уральский регион — уже охвачены, и «Уральские локомотивы» готовы предлагать регионам разные поезда и модификации без потери качества и комфорта.

— Если говорить о контрактах с РЖД и развитием новых производств: «Уральские локомотивы» начали проектировать двухуровневый состав «Ласточек». Суть в том, чтобы сделать эти поезда более экономичными в эксплуатации? В каких регионах вы планируете их запускать?

— Мы начали работать над этим проектом — соглашение между «Уральскими локомотивами» и ОАО «РЖД» подписали в прошлом году. Сейчас мы уже перешли в стадию рабочего проектирования, а в 2022 году планируем выпустить их на линию. Да, эффективность двухэтажных поездов достигается благодаря увеличению числа пассажиров. Мы считаем, что это правильное развитие продукта «Уральских локомотивов» и правильное развитие самого завода.

В первую очередь мы рассматриваем компоновку для пригородных поездов и городских электричек. То есть это большое количество комфортных сидячих мест для пассажиров с доступом в интернет, с хорошей вентиляцией, кондиционированием и дезинфекцией. Одним из пилотных проектов будет Москва — Нижний Новгород. Безусловно в нашей линейке будут междугородние скоростные поезда на всех популярных направлениях на юг с большим пассажиропотоком.

— Хорошо, с южным направлением все понятно, там пассажиропоток восстановится быстро, и спрос есть. Но, например, 1 апреля РЖД запустила электричку Екатеринбург — Курган. В условиях коронавируса — это пустые вагоны, пустой перрон. Зачем? Не нужно ли приостанавливать, снижать количество поездов?

— Сокращать ли количество поездов или нет, решать перевозчику. Но даже в такие кризисные моменты РЖД не отказывается от закупок, и в регионах появляются новые маршруты. И мы готовы предлагать новые модификации. Так, для регионов с меньшим пассажиропотоком разрабатывается и в 2021 году планируется выпустить «региональный поезд». Он имеет другую составность — всего три-четыре вагона, но тот же уровень комфорта, качества и технологий, как и у классической «Ласточки». Мы не идем по пути создания эконом-продукта «лишь бы ехало». В нашем понимании это должны быть высококлассные поезда, адаптированные к более сложным условиям и меньшему количеству людей.

— В ноябре 2019 года глава Siemens в России Александр Либеров в интервью «Коммерсанту» назвал условия локализации производства «Сапсанов» на заводе «Уральские локомотивы» — увеличение выпуска в два раза. Стоит ли перед «Уральскими локомотивами» задача локализовать производство «Сапсанов», либо достаточно выпуска «Ласточек»?

— Наши бизнес-модели и расчеты показывают, что тот объем рынка, который мы вместе с руководством РЖД видим и обсуждаем, достаточен, чтобы построить на территории «Уральских локомотивов» новый завод по производству российских высокоскоростных поездов по аналогии с «Сапсаном». Поскольку Siemens наш давний технологический партнер, будут приняты основные решения, которые себя уже зарекомендовали в «Сапсане». Рынок для нового скоростного поезда точно есть, он приветствует российский продукт. Тем более мы доказали, что умеем делать его на высочайшем уровне.

— В 2016 году в условиях санкций и ослабевшего рубля «Синара – Транспортные Машины» впервые вышли на зарубежный рынок, заключив контракт с Кубинскими железными дорогами. В условиях нынешнего кризиса такое будет возможно?

— Изменение курсовых разниц всегда способствует выходу на экспортные рынки, валютная выручка в нынешних условиях — это хорошо. У нас есть большие проекты, которые мы заключали в 2016–2019 годах. И это именно проекты, а не разовые поставки. Например, на Кубе уже работает 8 депо, более 50 наших тепловозов ездят и перевозят грузы, в сервисных компаниях трудятся более 400 работников компании. Аналогичные проекты были спланированы и ведутся в Индии и Казахстане.

— То есть рынок открыт, готов к предложениям?

— Рынок был открыт всегда, но он очень жесткий и конкурентный. Причем борьба идет на уровне технологий и дешевых длинных денег. Здесь первенство обычно одерживал Китай. Но благодаря поддержке правительства, мы побеждали. побеждаем и будем побеждать.
Все новости
Подписаться на рассылку

Все новости